Лирика

А.А. Ахматова (псевдоним Анны Горенко, доставшийся поэтессе в наследство от прабабушки, татарской княжны) — русская поэтес­са, разделившая трагическую судьбу России XX века.

Через год после рождения Анны семья Горенко переезжает в Царское Село, о котором будущая поэтесса писала в своей автобио­графии: «Мои первые воспоминания — царскосельские: зеленое, сырое великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, иппо­дром, где скакали маленькие пестрые лошадки, старый вокзал и нечто другое, что вошло впоследствии в «Царскосельскую оду»:

Ворон криком прославил Этот призрачный мир…

А на розвальнях правил Великан-кирасир.

Первые стихотворные опыты А.А. Ахматова посвящает Царско­му Селу, где прошло ее детство и отрочество, началось увлечение творчеством А.С. Пушкина, произошло знакомство с теоретиком акмеизма и будущим мужем Н.С. Гумилевым.

Сама А. Ахматова связывает главные вехи жизни со своими ли­рическими произведениями. Уже первый поэтический сборник А.А. Ахматовой «Вечер» (1912) поставил ее в один ряд с лучшими поэта­ми «серебряного века». В «Вечере» намечены основные темы после­дующего творчества поэтессы: тема женской судьбы, трагедийная сущность жизни, драматические коллизии. Одно из самых ранних стихотворений Ахматовой, вошедших в ее первый поэтический сборник, «Сероглазый король», которое, по словам поэтессы, было «опытом баллады». Художественные образы произведения: король, королева, муж, жена, возлюбленная, оплакивающая мертвого ко­роля, — напоминают схему образов стихотворения А. Блока «По­темнели, поблекли залы…».

Другое стихотворение сборника «Песня последней встречи», по мнению некоторых исследователей творчества А.А. Ахматовой, сде­лало поэтессу известной. Впервые это стихотворение сама Ахматова читала на «Башне» Вяч. Иванова 7 ноября 1911 г. Вот как вспоми­нает об этом событии Н. Оцуп: «… гостеприимный, взыскательный хозяин попросил ее прочитать свои новые стихотворения. По заве­денному обычаю этих собраний присутствующие по окончании чте­ния высказали свои мнения. Когда прекратилась критика, В. Ива­нов подошел к Ахматовой, поцеловал ее руку и сказал: «Я Вас поздравляю. Это событие в русской поэзии». И повторил по памяти те две строки, которые сделали Ахматову вдруг знаменитой:

Я на правую руку надела Перчатку с левой руки…

В стихотворении «Песня последней встречи» раскрываются сложные чувства героини до и после последней встречи с возлюб­ленным. Чувства героини обострены, она вся напряжена до преде­ла, поэтому «на правую руку надела перчатку с левой руки», поэто­му ей «показалось, что много ступеней, а я знала — их только три!» Изображенные в стихотворении художественные детали: перчатка, ступени — играют важную роль: передают переживания героини, ее волнение. Ахматова раскрывает состояние женщины на пороге важного шага в ее жизни. Чувства героини сопоставляются с осен­ним шепотом кленов:

… Со мною умри!

Я обманут моей унылой

Переменчивой, злой судьбой.

Внутренний монолог героя передает всю гамму чувств. Здесь важна каждая деталь: и холодеющая грудь, и легкость шагов, и не­правильно одетая перчатка, и количество ступеней. Через бытовые подробности передается психология человека, внутренний мир ли­рической героини. Финал стихотворения также передает ощущение утраты лирической героини:

Я взглянула на темный дом.

Только в спальне горели свечи

Равнодушно-желтым огнем.

Эпитет равнодушно-желтый использован для передачи опусто­шенности, одиночества героини после последней встречи. Для по­эзии А.А. Ахматовой характерной чертой является атмосфера тай­ны. В лирических произведениях поэтессы эмоция передана через характерную деталь, внешний образ.

В стихотворении «Дверь полуоткрыта…» изображено состояние лирической героини после ухода возлюбленного. И хотя «на столе забыты хлыстик и перчатка», свидетельствующие фактически о приручении женщины, героиня не понимает: «Отчего ушел ты?», — она пытается успокоить себя заверениями, что «завтра будет утро», что «эта жизнь прекрасна», но «сердце…совсем устало».

Уже в первых стихотворных произведениях любовь — сложное, обманное чувство, именно поэтому Ахматова чаще всего изображает миг прощания, разрыва, ухода возлюбленного («Хочешь знать…», «Сердце к сердцу не приковано…» и др.).

Второй сборник А.А. Ахматовой «Четки» (1914) принес ей огром­ную славу и выделил ключевую черту ее поэтического творчества — психологизм. О. Мандельштам писал: «Ахматова принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русско­го романа девятнадцатого века». Именно А.А. Ахматова раскрыла в поэзии внутренний духовный мир лирической героини, настоящую женственность, описала глубину, неповторимость женских чувств. Каждое поэтическое произведение Анны Ахматовой — своеобразный лирический роман-исповедь поэтессы, в котором она говорит со сво­им читателем с позиции женщины, раскрывая неповторимость жен­ской души. Различные грани внутреннего духовного мира предстают перед читателем: то лирическая героиня, то «мраморный двойник, поверженный под старым кленом», то отравительница, то кукушка, то «не женщина земная». Стихотворная речь часто является продол­жением как бы внутренней речи поэта. Исследователи поэтического творчества А.А. Ахматовой отмечают ее особый стиль. В частности Н. Недоброво, анализируя стихотворение сборника «Настоящую неж­ность не спутаешь…», писал, что ахматовская «речь проста и разго­ворна до того, пожалуй, что это и не поэзия…»:

Настоящую нежность не спутаешь Ни с чем, и она тиха.

Ты напрасно бережно кутаешь Мне плечи и грудь в меха.

И напрасно слова покорные Говоришь о первой любви.

Как я знаю эти упорные Несытые взгляды твои!

(1913)

Психологическое состояние лирической героини передано через ритм: ее еле сдерживаемый гнев, который принизил душу того, к кому обращена речь героини. В последнем двустишии стихотворения ге­роиня иронизирует над неловкой попыткой возлюбленного объяснить собственные переживания. Таким образом, в небольшой миниатюре Ахматова смогла передать разнообразные чувства лирической ге­роини: душевное смятение, гнев, иронию. Особое место в ахматов­ской поэтике занимает описание лица: мимики, улыбки, глаз, губ. Например, в стихотворении «Проводила друга до передней…» суро­вость глаз говорит об истинных переживаниях лирической героини:

Брошена! Придуманное слово -

Разве я цветок или письмо?

А глаза глядят уже сурово В потемневшее трюмо.

В стихотворении «Сжала руки под темной вуалью…» лирическая героиня переживает сложнейший период в жизни: уход возлюб­ленного:

Задыхаясь, я крикнула: «шутка Все, что было. Уйдешь, я умру».

Улыбнулся спокойно и жутко И сказал мне: «не стой на ветру».

В стихотворениях сборника прослеживается лермонтовская тра­диция, когда личное счастье отвергается. В последующих поэтиче­ских сборниках: «Белая стая» (1917), «Подорожник» (1921) «Аnno Domini» (1922) — появляется новая тема А.А. Ахматовой — лично­стное, духовное становление поэта. В сборнике «Белая стая» обре­тена свобода чувства и творчества, избран путь не любовного плена, а поэзии. Отрешившись от водоворота страстей, Ахматова входит в «ворота» поэзии, заключен союз с Музой:

А недописанную мной страницу,

Божественно спокойна и легка,

Допишет Музы смуглая рука.

Тема предназначения поэтического творчества является основной в стихотворении Ахматовой «Уединение», в котором лирическая ге­роиня избирает своим уделом одиночество. Единственной исцеляю­щей силой является искусство, которое способно вывести человека из круга обступивших его мелочных интересов и страстей, подавленно­сти и уныния на горизонты прекрасной и мудрой жизни:

Так много камней брошено в меня,

Что ни один из них уже не страшен,

И стройной башней стала западня,

Высокою среди высоких башен.

Образ искусства воплощается в «высокой башне», поднимающей поэта над мирской суетой, и указывающей на его избранническую миссию. Единственными спутниками художника слова становятся «солнца луч», «ветры северных морей», голубь, но уединение, воспе­тое Ахматовой, — уход не от жизни вообще, а от праздного, безду­ховного существования. Ахматова не пишет о социальной роли ис­кусства, но выражает в своих произведениях мысль о существовании моральных обязательств художника перед людьми:

Иди один и исцеляй слепых,

Чтобы узнать в тяжелый час сомненья Учеников злорадное глумленье И равнодушие толпы.

(«Нам свежесть слов и чувства простоту…»)

Поэтесса лично переживает переломные моменты времени. Ощу­щение пустоты, страха, утрата прежних ценностей отражается в по­эзии времен революции и гражданской войны («Безвольно слабеют колени, и кажется, нечем дышать…», «Горло тесным ужасом сжато…» и др.). В стихотворении «Не с теми я, кто бросил землю…» А.А. Ахма­това пишет о своей приверженности родине до последнего вздоха:

Не с теми я, кто бросил землю На растерзание врагам.

Их грубой лести я не внемлю,

Им песен я своих не дам.

По-особому звучит тема изгнанничества, столь актуальная для русской литературы послереволюционного времени. Поэтесса испы­тывает жалость ко всем тем, кто вынужден скитаться, покинуть родную землю. Несмотря на то, что жизнь «здесь, в глухом чаду по­жара» трудна, сохранена вера в будущее, когда «в оценке поздней оправдан будет каждый час». Тот же мотив заявлен и в более позд­нем стихотворении «Родная земля». Родина ассоциируется в созна­нии лирического героя с чем-то земным, приземленным:

Да, для нас это грязь на калошах,

Да, для нас это хруст на зубах.

Любовь к России — личное чувство, которое не выставляют на­показ, не делают «в душе своей предметом купли и продажи», по­этому связь с родной землей крепче:

Но ложимся в нее и становимся ею,

Оттого и зовем так свободно — своею.

(«Родная земля»)

В поэтических произведениях революционного времени по- особому решается тема Петербурга, которая является одной из ве­дущих в лирике А.А. Ахматовой. Произошедшая революция, изме­нения уклада жизни воспринимаются поэтессой как катастрофа, приближающаяся трагедия, и тогда Петербург становится сначала предвестником, а потом и участником трагедии: «гранитным горо­дом славы и беды», «мрачнейшим из столиц»:

Вновь Исакий в облаченье Из литого серебра.

Стынет в грозном нетерпенье Конь Великого Петра.

Образ Медного всадника, Исакиевского собора олицетворяется в стихотворении, приобретая практически мистические черты: и уже Великий Петр способен выразить недовольство происходящим в Петербурге:

Ветер, душный и суровый,

С черных труб сметает гарь…

Ах! Своей столицей новой Недоволен государь.

Образы любимого города на Неве помогают поэтессе пережить сложное психологическое состояние, выразить свои эмоции, чувст­ва. Именно с Петербургом лирическая героиня чувствует свою внутреннюю связь:

В последний раз мы встретились тогда На набережной, где всегда встречались.

Была в Неве высокая вода.

И наводненья в городе боялись.

Городские черты («царский дом», «Петропавловская крепость»), с одной стороны, реалистически достоверно характеризуют Петер­бург, с другой — Петропавловская крепость — знак гибели и за­творничества, а неспокойная Нева угрожает смертельным навод­нением. Все чаще в стихотворениях поэтессы звучит пушкинская тема:

Смуглый отрок бродил по аллеям У озерных, глухих берегов,

И столетие мы лелеем Еле слышный шелест шагов.

В «Annо Domini» (1922) поэтесса обращается к библейским, хри­стианским образам, пишет о «страшном суде», неприятии новой жизни, особое место здесь занимает тема памяти. После публика­ции этого поэтического сборника на произведения А.А. Ахматовой фактически наложен запрет. Долгие годы поэтессу не печатали в России. Но, несмотря на запреты своих стихотворений, на голод и отчуждение, Анна Андреевна осталась верна России навсегда, раз­делив судьбу русской женщины, до конца испив чашу страдания. В стихотворении «Мне голос был…» поэтесса слышит голос, призы­вающий оставить «край глухой и грешный…», оставить «Россию на­всегда»:

Но равнодушно и спокойно Руками я замкнула слух,

Чтоб этой речью недостойной Не осквернился скорбный дух.

В данном стихотворении Ахматова, используя строгую, библей­скую форму, выступила в роли гражданского поэта патриотического направления: она сделала в своей жизни главный выбор — оста­лась со своим народом до конца. Стихотворения 20-30-х годов, по­священные любовной тематике, носят более духовный характер. Любовное чувство наполняется библейской торжественностью:

Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник,

И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,

Что казалось — сейчас заболеет прозрачный подснежник… Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему.

В стихотворении «Муза» (1924) Анна Андреевна размышляет о поэтическом вдохновении. Муза является лирическому герою но­чью в образе «милой гостьи с дудочкой в руке». Сон и явь тесно пе­реплетаются:

И вот вошла. Откинув покрывало,

Внимательно взглянула на меня.

Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала Страницы Ада?» Отвечает: «Я».

Так Ахматова подтверждает, что является продолжателем тра­диции великого Данте (известного итальянского поэта эпохи Воз­рождения, автора «Божественной комедии»).

А.А. Ахматова устойчива в художественном методе на протяже­нии всего творческого пути, основа его, «скупость слов», определи­лась уже в ее первом поэтическом сборнике «Вечер». Основной принцип построения лирического произведения — лаконизм. Для Ахматовой характерна малая форма поэтических произведений: ее стихотворения, как правило, состоят из трех или четырех строф. Основная особенность художественной манеры поэтессы — умелое сочетание разговорной или повествовательной интонации с патети­ческими восклицаниями:

Нам встречи нет. Мы в разных станах.

Туда ль зовешь меня, наглец,

Где брат поник в кровавых ранах,

Принявши ангельский венец?

Лирический голос поэтессы в поздний период творчества стано­вится более сдержанным, суровым, а чувства — аскетичными. Судьба А.А. Ахматовой тесно переплетается с трагической судьбой России XX века. 5 марта 1966 года А.А. Ахматова скончалась.

На этой странице искали :

  • Лирика ахматовой
  • лирика ахматовой сочинение
  • сочинение по лирике ахматовой
  • сочинение лирика ахматовой
  • лирика ахматовой как поэзия женской души