Монолог Чацкого «А судьи кто?..» и его роль в развитии конфликта комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

В комедии «Горе от ума» Александр Сергеевич Грибоедов свои заветные мысли вкладывает в уста главного героя Алек­сандра Андреевича Чацкого, который выражает их чаще всего в форме монологов. Они играют важнейшую роль в выявлении идейного смысла произведения.

Всего Чацкий произносит шесть монологов. Каждый из них характеризует ступень в развитии сюжета комедии.

Первый из них («Ну что ваш батюшка? всё Английского клоба…») можно назвать экспозиционным. В нем Чацкий дает едкую сатирическую характеристику нравов фамусовского об­щества. Но она пока является не развернутой, а краткой, как бы намечающей темы и образы последующих монологов.

Второй монолог («И точно, начал свет глупеть…») пред­ставляет собой завязку конфликта комедии. Сопоставляя «век нынешний и век минувший», Чацкий обличает раболепство и угодничество представителей придворной знати, которые для получения чинов и наград готовы «отважно жертвовать затылком».

В четвертом монологе Чацкого («Оставимте мы эти пренья…») происходит развитие любовного конфликта произведе­ния. Пытаясь понять отношение Софьи к Молчалину, Чацкий пылко выражает свое понимание любви. Это чувство, при котором для любящего «мир целый казался прах и суета», если в нем отсутствует она — та, кому посвящено это глубо­кое чувство.

В пятом монологе Чацкого («В той комнате незначащая встреча…») возникает кульминация конфликта. Герой комедии гневно осуждает преклонение высшего света перед иностран­щиной. «Французик из Бордо» оказывается для гостей Фаму­сова высшим авторитетом не только в вопросах моды, но и в отношении ко всему русскому, национальному. Чацкий с ужа­сом думает о той пропасти, которая разделяет дворянскую вер­хушку и простой народ, и не знает, как добиться того, чтобы «умный, бодрый наш народ хотя по языку нас не считал за нем­цев». Обращаясь в своем монологе первоначально к Софье, Чацкий, увлекаясь, адресуется ко всем окружающим. Но ему приходится прерваться на середине фразы, потому что никто не желает его слушать: «все в вальсе кружатся с величайшим усердием».

И, наконец, заключительный монолог («Не образумлюсь… виноват…») становится развязкой сюжета. Оскорбленный Со­фьей в лучших чувствах, Чацкий обличает в нем все фамусов­ское общество. Теперь оно для него «мучителей толпа, в люб­ви предателей, в вражде неутомимых». И единственный для себя выход герой видит в том, что покинуть чуждый ему круг.

Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!..

Карету мне, карету!

Самым важным в развитии общественного конфликта и выявлении идейного смысла всего произведения становится третий монолог Чацкого («А судьи кто? — За древностию лет…»). Основной антитезой его является противопоставление «идеалам» фамусовского общества, главным выразителем ко­торых оказывается «Нестор негодяев знатных», благородных стремлений молодого поколения. Но те, кто желает посвятить себя общественному служению, выглядят инородным телом в фамусовском обществе, которое считает их мечтателями, при­чем опасными.

Монолог Чацкого «А судьи кто?..», как и вся комедия в целом, обладает высокими художественными достоинствами. В его стилистике переплетаются архаизмы и простонародные выражения, им присуща интонационная гибкость. Отличи­тельными чертами монолога Чацкого являются также емкость и меткая афористичность. Эти качества восхитили в свое вре­мя Пушкина, который предсказал, что половина стихов Грибо­едова должна войти в пословицу.

На этой странице искали :

  • анализ монолога чацкого а судьи кто
  • монолог чацкого
  • а судьи кто сочинение
  • анализ монолога чацкого и точно начал свет глупеть
  • сочинение а судьи кто