«БЛАГОУХАЮЩАЯ СВЕЖЕСТЬ ЧУВСТВ» В ЛИРИКЕ ФЕТА

В истории русской литературы Афанасий Афана­сьевич Фет занимает важное, особенное место. Чело­век непростой, трагической судьбы, Фет создал удиви­тельно свежий, яркий, светлый мир поэзии. Судьба была к нему жестока с самого раннего детства, и это не могло не сказаться на мироощущении Фета, в осно­ву которого лег глубокий пессимизм. Тщетные попыт­ки вернуть свое дворянское имя, разочарованность в жизни и в людях заставили поэта обратить его по­этический взор преимущественно к природе, к зага­дочной бесконечности космоса, непостижимости миро­зданья — к тому, что всегда так влечет творческую натуру, а в особенности такую легко ранимую. Воз­можно, в гармонии природы Фет пытался найти отве­ты на волновавшие его вопросы. В поэзии он находил выход своим чувствам, отражение идеалов, мечтаний, не реализованных в действительной жизни. И сам по­эт проживает как бы две жизни: одну в реальном ми­ре, другую — в им же созданном поэтическом, где есть свет, любовь, положительные эмоции, то есть то, чего порой не хватает в серой повседневности. Если попы­таться представить всю его поэзию как рисунок, то это непременно будет цветущий весенний сад, днем на­полненный размеренным гудением пчел, которых при­влек сюда чарующий аромат, а ночью — звуками неж­ной, лирической соловьиной песни.

Какая ночь! Все звезды до единой

Тепло и кротко в душу смотрят вновь,

И в воздухе за песнью соловьиной

Разносится тревога и любовь.

В стихотворении «Я пришел к тебе с приветом» Фет называет все то, с чем он пришел в поэзию: это и радостный солнечный свет, и страстью пылающая душа, и веселая весенняя песня. Именно весна — пора цветения и благоухания — центральным образом про­ходит через многие его стихи. В образе весны — вечно юной, прекрасной девы — переплелись представления поэта о стихийности, непостижимости жизни. Весна была для поэта божеством, которому он не переставал подносить дары и которое каждый год снова вдохнов­ляло, возрождало его. Весна и любовь — эти два обра­за для Фета едины, неразрывны:

Снова птицы летят издалека К берегам, расторгающим лед,

Солнце теплое ходит высоко И душистого ландыша ждет.

Снова в сердце ничем не умеришь До ланит восходящую кровь,

И душою подкупленной веришь,

Что, как мир, бесконечна любовь.

Стихотворение «Свидание в саду» — это и стих о первых библейских людях, и о любых двух влюблен­ных, которые, находясь в этом состоянии влюбленнос­ти, не замечают остальных и живут друг другом. Они любят, они прекрасны, и весь мир находится у их ног, ведь чувства делают их всесильными. Сад поэзии Фе­та — это сад любви, райский, цветущий, благоухан­ный. И двое, он и она, входят в этот тенистый сад, где их никто не видит и не слышит, «разве только соло­вей», «только сердце да рука».

Слышит сердце, сколько радостей земли, Сколько счастия сюда мы принесли.

Поэзия Фета — цветущий сад, и в этом саду люби­мым цветком поэта была роза. Роза (символ любви) отождествляется у него с женщиной. Среди многих других, не менее прекрасных, цветов поэт пчелой ле­тит именно к своей розе. Пчела и соловей — два посто­янных спутника весны у Фета, но соловей обычно по­является ночью, чтобы потревожить сердце поэта сво­ей проникновенной песней.

У Фета любовь — прибежище «от вечного плеска и шума жизни», самое лучшее проявление живой че­ловеческой души. Любовь, природа, красота — вот три вещи, способные доставить поэту истинное эстетичес­кое удовольствие. И все они переплелись между собой, как «свежий и душистый, роскошный венок», расточа­ющий пьянящий аромат, в котором «всех цветов благо­вония слышны». Но юношеское восторженное отноше­ние к красоте с возрастом изменилось. Четыре томика поэтического сборника «Вечерние огни» — это и вечер жизни поэта, и его любимое время суток, когда лучше всего ощущается легкость, освобождение от забот дня. Все время именно в лирике Фет искал убежища от тя­гот собственной (такой непростой!) жизни. В конце жизни поэта любование и воспевание красоты сменя­ются тоской по ней, по совершенству:

Не жизни жаль с томительным дыханьем.

Что жизнь и смерть? А жаль того огня,

Что просиял над целым мирозданьем

И в ночь идет и плачет, уходя.

Но прежде чем навечно скрыться в ночи, огонь по­этического дара Фета просиял над его жизнью. Он не исчез, он горит и сейчас для нас — потомков великого поэта, заставляя по-другому посмотреть на мир и де­лая нас лучше, чище, добрее. Стихи Фета, непревзой­денного мастера «летучих настроений», всегда будут читаться, поражая все новые и новые поколения людей гениальностью и красотой.