Особым явлением в русской литературе первой волны эмиг­рации был Владимир Владимирович Набоков (1899-1977 гг.), (до 1940 г. — Сирин). Как и многие писатели его генерации, он по­кинул Россию в юности, только начав публиковаться в перио­дической печати. Но, в отличие от них, назвать Набокова «неза­меченным» невозможно. Он сразу вошел в литературную жизнь эмиграции. В 1922-1923 гг. вышли сборники стихов «Горный путь», «Гроздь». С 1920-х по 1940-е гг. Набоков — наиболее значитель­ный писатель Русского зарубежья. Феномен Набокова в том, что русский по языку писатель обладал необычной для русского манерой повествования, отчужденной от изображаемого мира. В начале 1920-х годов пишет рассказы «Пасхальный дождь», «Ка­тастрофа», «Картофельный эльф».

Уже в них отмечали «заостренность языка и повествования», утонченную наблюдательность, интенсивность внутреннего на­строения.

Первый роман «Машенька» — наиболее русский, очень про­зрачный, о жизни эмигрантов. Тема невозвратимости времени, невосполнимости утрат главная в этом произведении. Это еще не «настоящий» Набоков, который использовал позже в творчестве особый метод воссоздания ситуации — эмоциональную незаинте­ресованность и чистую изобретательность, игру с читателем.