ГРАЖДАНСКИЕ ОДЫ Г. Р. ДЕРЖАВИНА

Поэтическое творчество Г. Р. Державина до­вольно обширно по тематике и жанрам. Здесь и религиозно-философская, и пейзажная лирика, и шуточные стихотворения, и элегические стихи о любви, и автобиографические произведения. Но особое место в его поэзии все же занимают оды: гражданские, победно-патриотические, философ­ские и анакреонтические.

Поэт обладал высоким чувством граждан­ственности, которое удивительным образом со­единялось в нем с невероятным жизнелюбием. Он внимательно наблюдал за всем происходящим вокруг и всегда живо откликался на обществен­ные и политические события. При этом в своих стихах он оставался предельно правдивым и чес­тным.

Правящему классу, царям, вельможам и до Державина, и после него посвящалось немало произведений. Но если в одах Тредиаковского, Ломоносова и некоторых других предшественни­ков поэта преобладали хвалебные ноты в адрес правителей, то произведения Г. Р. Державина, адресованные лицам, наделенным политической властью, носили во многом обличительный ха­рактер. «Долг поэта в мир правду вещать», — за­являл он.

И именно неприкрытая правда является глав­ным отличительным признаком его гражданских од. Причем их содержание и характер менялись в зависимости от того, как менялось мировоззре­ние самого поэта, его взгляды на жизнь и на ца­рей.

Так, в одной из первых гражданских од Дер­жавина «Фелица», созданной в 1782 году, перед нами предстает образ царицы Екатерины II — «матери отечества», неутомимо трудящейся на благо своих подданных, свято соблюдающей за­коны государства:

Богоподобная царевна Киргиз-Кайсацкия орды!

Которой мудрость несравненна

Открыла верные следы Царевичу младому Хлору Взойти на ту высоку гору,

Где роза без шипов растет,

Где добродетель обитает:

Она мой дух и ум пленяет,

Подай найти ее совет.

Хотя царица — уже не «земная богиня», как в стихотворениях предшественников поэта, а «че­ловек на троне», но этот человек показан автором безукоризненным образцом справедливости, че­сти, законности. В представлении Державина Екатерина резко отличается своей праведностью и скромностью от окружающих ее «мурз» — над­менных, корыстных и порочных бездельников-вельмож.

По мере того как поэт узнавал нравы правя­щих кругов, в том числе императрицы, он все больше убеждался в ошибочности, иллюзорнос­ти своих первоначальных представлений. Он по­нял, что созданный в «Фелице» образ монархи­ни резко расходится с действительностью, пото­му больше не мог слагать ей хвалебные стихи. Напротив, в его гражданских одах все больше усиливается обличительный пафос, все чаще по­являются сатирические ноты. Теперь особое мес­то в творчестве Державина занимают гражданско-обличительные стихи, одним из ярких при­меров которых является ода «Вельможа», напи­санная в 1794 году.

В «Вельможе» хвалебная часть уже занимает очень незначительное место, а на первый план выводится обличение зла, которое несут вельмо­жи, равнодушные к своему гражданскому долгу. Писатель возмущается положением народа, под­данных, страдающих от преступного равнодушия царедворцев.

С небывалой художественной энергией громит поэт гордящуюся «гербами предков» «позлащен­ную грязь» — блещущих золотом орденов и мун­диров «болванов».

В лицо всесильным екатерининским любим­цам он бросает негодующие, презрительные сло­ва: «Осел останется ослом, хотя осыпь его звез­дами…» Совершенно в ином свете представляет­ся нам теперь и сама государыня:

Екатерина в низкой доле И не на царском бы престоле Была великою женой.

И впрямь, коль самолюбья лесть Не обуяла б ум надменный, — Что наше благородство, честь,

Как не изящности душевны?

Разоблачая низкие нравы, самолюбие и само­властие вельмож, автор утверждает истинные человеческие ценности, которые на самом деле возвеличивают человека:

Я князь — коль мой сияет дух;

Владелец — коль страстьми владею;

Болярин  —  коль за всех болею,

Царю, закону, церкви друг.

Поэт всегда боролся во имя закона. Но в этой борьбе он чувствовал себя одиноким: у него не было поддержки ни в обществе, ни в правитель­стве. Законы в государстве писались, и законы эти были правильными, но казалось, что испол­няться они должны только до определенной сте­пени и лишь по мере надобности. К тому же со­здавалось впечатление, что все эти законы изда­вались для низших сословий и совершенно не касались правящей верхушки.

Державину же неисполнение законов пред­ставлялось чем-то чудовищным. И он не собирал­ся об этом молчать.

К гражданским одам поэта примыкает и на­писанное в 1780 году стихотворение «Властите­лям и судиям», в котором автор, устами Бога, гневно напоминает царям и судьям об их обязан­ностях перед народом:

Ваш долг есть: сохранять законы,

На лица сильных не взирать,

Без помощи, без обороны.

Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

Поэт осуждает «земных богов», распространя­ющих на земле жестокость, несправедливость и насилие. Русский народ испытывает нечеловече­ские страдания и мучения, терпит произвол и без­законие вельмож. Но властители и судьи остают­ся глухи и слепы к страданиям народа: «Не вне­млют! видят — и не знают! Покрыты мздою оче­са…» Равнодушие и корыстолюбие власть иму­щих вызывают справедливый гнев автора, и он решительно требует наказать виновных. И в глав­ные судьи призывает единственного по-настоя­щему справедливого и неподкупного судью — самого Бога:

Воскресни, Боже! Боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых И будь един царем земли!

Таким образом, он призывает небесные громы на головы уже не только князей и вельмож, но и «неправедных и злых» царей.

Гражданской тематике поэт оставался верен до последних дней своей жизни. В одном из по­здних, итоговых произведений, стихотворении «Памятник», он признает, что первым «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить, …И истину царям с улыбкой го­ворить».

В своих обличительных одах Державин явил­ся одним из родоначальников гражданской по­эзии, непосредственным предшественником Ра­дищева, Пушкина, поэтов-декабристов. Осознав еще в молодые годы, что неблагополучие страны непосредственно связано с формой правления, поэт усомнился в божественном происхождении государственной власти.

Из этого в его сознании возникла и прочно ут­вердилась мысль о том, что единственное основа­ние царской власти — не рождение и не помаза­ние, а народная любовь, которая возникает в от­вет на заслуги и добродетели. Отсутствие же этих добродетелей превращает государя в тирана, ко­торый может и должен быть свергнут по воле на­рода. В этих мыслях, что нередко слышатся в его стихотворениях, чувствуется зарождение рево­люционного движения, возникшего в стране поз­же. Не решаясь еще судить самодержавие, Дер­жавин, тем не менее, не отказывал себе в праве судить каждого отдельного самодержца. Основа­нием для такого суда он избрал истинные ценно­сти человеческой души, которые называл «щед­ротами».

Именно об этом его свойстве впоследствии ска­жет поэт-декабрист К. Ф. Рылеев:

Он выше всех на свете благ Общественное благо ставил И в пламенных своих стихах Одну лишь добродетель славил.

На этой странице искали :

  • державин вельможа анализ
  • анализ оды державина вельможа
  • ваш долг есть сохранять законы на лица сильных не взирать эссе
  • гражданско обличительные оды Державина
  • гражданской оды Державина