СОЛОВЬИ И РОЗЫ ХАФИЗА ШИРАЗИ.

Откуда в русской поэзии XIX века, неброской, неяркой, наполненной скупой красотой северной природы, взялись вдруг душистые розы и сладкоголосые соловьи? Откуда в страшном и кровавом XX веке в строках неприкаянных русских поэтов вдруг зашумел благословенный Шираз? Это все Хафиз — его соловьи и розы пленили сначала Пушкина, потом — Фета, его волшебная песня зачаровала рязанского хулигана Есенина…

Чтобы заслужить славу величайшего лирика мировой литературы — а слава Хафиза именно такова — одного таланта недостаточно. Нужна нелегкая, полная лише­ний, разочарований и побед, богатая чувствами и бедная золотом жизнь, нужно особенное, подмечающее всякую прекрасную мелочь вокруг себя, зрение, нужна открытая миру душа и закрытое от обид сердце… Всем этим с лихвой обладал Хафиз.

Шамседдин Мохаммед по прозвищу Хафиз (в перево­де — «чтец Корана») родился, как это водится у великих поэтов, в бедной семье, но родители нашли возможность отправить мальчика в мактаб учиться. Оказалось, малень­кий ученик обладает феноменальной памятью и запоминает наизусть целые страницы из Корана. К восьми годам он уже профессионально читает Священную книгу на разных праздниках, семейных торжествах и печальных похоронных обрядах, полностью оправдывая свое прозвище. Мало-по­малу поэтичные, метафоричные, образные строки Великой книги перемежаются в его голове с такими же певучими, ритмичными, точными строками собственного сочинения — о картинках, которые удалось пронаблюдать юному поэту, о чувствах, которые довелось испытать, о вине, ко­торое хотелось выпить, о розе, которая напоминает девуш­ку, — или это девушка, которая напоминает розу?

Именно Хафиз первым сплетает в единое целое чело­века и цветок, создавая удивительные метафоры из сплав­ленных образов: «Красоты твоей сиянье вспыхнуло во тьме времен, Так любовь явилась миру, жгучий пламень ра­зожжен! Сердце жаждало прохлады этой розовой щеки, потянулись пальцы к прядям, туго свитым, как бутон» — и перевод передает высочайшее чувственное напряжение, идущее не от слова — от ритма, от особенной, через стро­ку, рифмы, от качающейся интонации, от мелодики зву­ков. В оригинале стихи Хафиза удивительно мелодичны: их практически невозможно просто рассказывать, и поми­мо своей воли ты обязательно начнешь их напевать.

В стихах Хафиза обязательно цветут розы и поют соло­вьи, загорается страсть и тлеет печаль, чувства и эмоции в его газелях живут такой же ощутимой жизнью, какой жи­вут цветы и птицы. Но и это не самое главное: в лирике Ха­физа совершенно неожиданно для Востока вдруг рождает­ся и раскрывается во всем своем могуществе ренессансный человек — Полнокровный, живой, полный страсти и огня, прекрасный тем, что он — такой, каким создал его Творец.

До Хафиза его прозвище читалось как «чтец Корана». После него хафизом стали называть вообще любого поэта.

И это особенная судьба: подарить свое имя каждому, кто имеет силу, смелость и талант выплеснуть себя в стихе.

На этой странице искали :

  • Анализ Ширази стиха