ТРИУМФ ПОТЕРЯННОГО ГЕРОЯ. РЕМАРК

Спокойная честность автора и его верность в любви к человеку, не способному выжить в лживых условностях мира, — так можно определить доминанту отношения писателя Эриха Марии Ремарка к своим героям и чита­телям. И если первые неизбежно оказываются жертва­ми несправедливого и незаинтересованного в них мира, то вторые становятся чище и благороднее, когда видят искренние попытки человека противостоять мировому злу здесь и сейчас.

Немного неожиданно выглядит Ремарк в ряду других немецких писателей начала XX века: слишком тонкий, чув­ственный, чувствующий, проницательный мужчина, знаю­щий о женщине и о любви к женщине абсолютно все. Не­даром он изменил свою фамилию с отрывистого немецкого Remark на тонкое французское Remarque. Но и в один ряд с французами его не поставишь, потому что он настоящий немец, этот глубокий, парадоксальный, афористичный, масштабный писатель, рисующий не этюды — сразу полот­на, на которых из отрывистых и точных штрихов рождается монументальный образ Времени и Человека в нем.

Эрих Мария Ремарк чем-то похож на русских писате­лей — глубиной рефлексии, тонкостью психологической палитры, потрясающей силы эмпатией к герою и читате­лю. Но, в отличие от своих восточных соседей, он совсем не назидателен и не поучителен — и поэтому любим моло­дыми читателями в сотне стран мира.

Место Ремарка в литературе было выбрано самой ис­торией XX века: он оказался среди тех писателей, чьи книги жгли на кострах неистовствующие нацисты: «Нет — писакам, предающим героев мировой войны! Да здравствует воспита­ние молодежи в духе подлинного историзма! Я предаю огню сочинения Эриха Мария Ремарка!» Вместе с ними в этих ко­страх горели книги замечательного детского писателя Эриха Кестнера, сочинения великого Зигмунда Фрейда, произведе­ния страдающего о человеке Генриха Манна, исторические работы Эмиля Людвига и философские прозрения Карла Маркса…

Казалось бы, что такого в этих тонких и точных книгах о любви и верности, о дружбе и взаимопомощи, о мужчине и женщине, о войне и мире, чем страшен Ремарк «непо­бедимому» Третьему рейху? Но он действительно страшен и опасен для любых античеловеческих теорий и практик — Триумфом Человека.

Герои Ремарка, как правило, очень цельны в том смыс­ле, что в основе личности — всегда гуманистические идеалы. Вкусившие страшной правды войны, они потому и оказываются потерянными в мирном обществе ложных ценностей, принципиально не согласными с компромис­сами системы. В их бесценном опыте многое и от самого Ремарка, который зачастую «делится» с ними собственной биографией. Так, в «Трех товарищах» он рассказывает о своей первой жене (на Ютте он женился дважды: в пер­вый раз по любви, во второй — чтобы помочь ей выехать из Германии), в «Триумфальной арке» находит отражение ситуация мучительного романа писателя с Марлен Дитрих, а «Искра жизни» — посвящена памяти сестры, казненной нацистами. «Искру жизни» Ремарк писал исполненный любви к своей последней жене — прекрасной Полетт Го­дар. Если бы все люди умели любить так безусловно, как герои Ремарка, — разве был бы на свете Третий рейх? Недаром один из них сказал: «Быть может, только потому вновь и вновь возникают войны, что один никогда не мо­жет до конца почувствовать, как страдает другой»…

Ремарк верил в триумф человека, а мы верим его книгам и учимся по ним быть честнее, сострадательнее, терпимее. Учимся чувствовать, как страдают люди рядом с нами. И ждем перемен к лучшему.