ДЕРЖАВИН — ПОЭТ-НОВАТОР

В конце XVIII века в русской литературе, как и в других видах искусства, как и в самой жизни России, происходили большие перемены. Появ­лялись новые жанры, вносились существенные изменения в литературные стили, языковые и словесные формы. В поэзии начало подобным новшествам положили еще Тредиаковский, Ло­моносов, Сумароков, Майков и некоторые другие поэты-классицисты. Но настоящий бунт в цар­стве жанров совершил известный русский поэт Гаврила Романович Державин.

Раскрывая новые возможности классицизма, Державин в то же время прокладывал путь к ро­мантической и реалистической поэзии. Продол­жая традиции Ломоносова, работая в жанре оды — победно-патриотической, похвальной, духов­ной, анакреонтической, — поэт поучает, хвалит или осуждает своих героев в духе собственных гражданских позиций. Г. Р. Державин считал вполне приемлемым самодержавие и крепостное право, но при этом требовал от каждого челове­ка, в том числе от коронованных особ, честного и бескорыстного выполнения гражданских обязан­ностей. Эти убеждения широко отразились в его творчестве, ставшем более приближенным к ре­альной жизни.

Впервые главным предметом изображения послужила человеческая личность — живой че­ловек с собственной судьбой и неповторимыми, только ему присущими чертами. Поэт заговорил в стихах о себе самом, раскрыл страницы соб­ственной биографии, что было совершенно ново и непривычно для русской литературы. Сам Дер­жавин признавал, что «в выражении и стиле ста­рался подражать г. Ломоносову, но, хотев парить, не мог выдержать постоянно, красивым набором слов, свойственного единственно российскому Пиндару велелепия и пышности. А для того… избрал совсем другой путь».

Рамки классицизма оказались тесными для того, кто стремился показать жизнь во всей ее полноте, со всеми противоречиями и контраста­ми, присущими ей, с ее переплетением низкого и высокого, печального и смешного. Это новое со­держание требовало от автора поиска новых по­этических форм для его выражения. Так Держа­виным был начат процесс трансформации поэти­ческих жанров и, в первую очередь, жанра оды.

Новое звучание оды ощущается уже в стихо­творении «На смерть Бибикова», о котором

В.  Ф. Ходасевич говорил: «Державин пишет по всем правилам одической строфы, но странная мысль приходит ему: в знак скорби лишает он оду рифмы. Потом тяжело, точно топором, отрубает стопы, громоздит согласные, ямбический женс­кий стих кончает спондеем. Много еще не дает­ся, он еще не вполне сознает, что делает, собствен­ные влечения неясны ему, но суровый, глухой, погребальный стих местами звучит уже так, как раньше не звучал он ни у кого. Еще державинс­кий стих не найден, но это уже не ломоносовс­кий…» Но все же поэт продолжает упорные по­иски собственного стиха, собственного голоса. И находит его в одах «На знатность» и «На вели­кость», написанных в 1775 году. Этот год стал для Державина тем самым переломным моментом, который наступает в творчестве практически каждого поэта, когда, по словам Ходасевича, «он вдруг постигает в себе строй образов, мыслей, чувств, звуков, связанных так, как дотоле они не связывались ни в ком». Воде «На великость» поэт призывает к себе «великость», т.е. величие духа, величие слова:

Живущая в кругах небес У Существа существ всех сущих,

Кто свет из вечной тьмы вознес И твердь воздвиг из бездн борющих,

Дщерь мудрости, душа богов!

На глас моей звенящей лиры

Оставь гремящие эфиры И стань среди моих стихов!

Новые, дерзкие мысли, пробудившиеся в душе Державина, повлекли за собой яркие образы и новые звуки. Стих его все более усовершенствует­ся и приобретает оригинальные, неповторимые и не известные до того черты. Поэт широко исполь­зует в своем творчестве гиперболы, метафоры, эпитеты, аллегории:

Российский только Марс, Потемкин…

…Полков, водимых им, орел

Над древним царством Митридата

Летает и темнит луну.

Черты новизны обнаруживаются во всех сти­хотворениях Державина. Он расширяет возмож­ности рифмы, отказываясь полностью от суще­ствовавших в те времена стандартов, заменяет привычный для одического жанра ямб хореем, античных богов рисует простыми людьми (бог Борей — «лихой старик», с «белыми власами и седою бородой»), говорит о мифологических пер­сонажах (нимфах, сатирах) в шутливом тоне. Поэт смешивает в одном произведении высокие и низкие стили, стирает границы между одой и сатирой, широко использует сказочные и песен­ные приемы.

Принципиально новым стало и изображение в поэзии Державина самой действительности, широкое использование автором живописного начала, многочисленные обращения к художни­кам и скульпторам. Благодаря этим совершенно новым в литературе приемам, он мог представить обычные бытовые явления возвышенными и по­этическими. В стихотворении «Евгению. Жизнь Званская» он описывает блюда:

Багряна ветчина, зелены щи с желтком, Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны, Что смоль, янтарь — икра, и с голубым пером Там щука пестрая — прекрасны!

Поэзию Державина нередко называют «гово­рящей живописью». Он действительно придает большое значение не только цветовой, но и зву­ковой стороне своих стихов, о чем сам открыто говорит в «Рассуждении о лирической поэзии или об оде»: «Знаток тотчас приметит, согласна ли по­эзия с музыкою в своих понятиях, в своих чув­ствах, в своих картинах и, наконец, в подража­нии природе. Например, свистит ли выговор сти­ха и тон музыки при изображении свистящего или шипящего змия подобно ему; грохочет ли гром, журчит ли источник, бушует ли лес, сме­ется ли роща…»

Г. Р. Державин был первым, кто приблизил поэзию к жизни, в чьем творчестве удачно соче­тались черты романтизма и реализма. С одной стороны, поэт вводит в свои стихотворения фи­лософские размышления о смысле жизни, о тра­гическом законе бытия, о неизбежности смерти, о ничтожности человека перед вечностью («Как в море льются быстры воды, так в вечность льют­ся дни и годы»), С другой стороны, он является приверженцем правды жизни и главной задачей поэзии считает обличение порока и прославление добродетели. Превыше всего ставит правдивость и честность:

…Богов певец

Не будет никогда подлец.

Ты сам со временем осудишь Меня за мглистый фимиам;

За правду ж чтить меня ты будешь,

Она любезна всем векам, —

заявляет он секретарю Екатерины II в ответ на просьбу снова воспеть монархиню.

Говоря о высоком назначении поэта, Держа­вин пытается охарактеризовать и собственную музу, выявить ее своеобразие. Он говорит «исти­ну царям», но говорит ее «с улыбкой», поэтому его муза — «веселонравная, младая, нелицемер­ная, простая». Ее инструментом являются в оди­наковой степени как лира и арфа, так и балалай­ка или гусли. О сближении поэзии с жизнью го­ворит и тот факт, что поэт нередко изображает свою музу не в виде богини, а в образе простой женщины.

«В лице Державина поэзия русская сделала великий шаг вперед», — говорил В. Г. Белинс­кий. Сближая поэзию с жизнью, смело нарушая каноны классицизма, Г. Р. Державин действи­тельно прокладывал новые пути в русской лите­ратуре, предвосхищая художественные откры­тия поэтов XIX и XX веков.

На этой странице искали :

  • похвальное слово державину
  • похвальное слово державину поэту и гражданину
  • похвальное слово державину-поэту и гражданину
  • подготовьте похвальное слово державину поэту и гражданину
  • почему держпвин поэт-новптор