СИЛА ЛИЧНОГО ПРИМЕРА (по новелле Дж. Олдриджа «Последний дюйм»)

Взрослые обычно любят много говорить по поводу воспитания детей. При этом обсуждают­ся различные вопросы: как воспитать ребенка правильно? Какой метод воспитания является наиболее действенным? Можно ли согласиться с тем, что хорошо воспитать своего ребенка легко может каждый человек?

По словам А. С. Макаренко, «правильное вос­питание — это наша счастливая старость, плохое воспитание — это наше будущее горе, это наши слезы, это наша вина перед другими людьми, пе­ред всей страной». Поведение взрослого играет решающую роль в воспитании. Воспитывают ре­бенка не только тогда, когда с ним разговарива­ют, или поучают его, или приказывают ему. В воспитании нет перерывов, нет мелочей. Здесь важно все: как взрослый одевается, как разгова­ривает с другими людьми и о других людях, как радуется или печалится, как обращается с дру­зьями и врагами, как смеется, читает газету, на­ходит выход из трудной жизненной ситуации, — все это для ребенка имеет большое значение. Ма­лейшие изменения в интонации ребенок уже чув­ствует, все повороты мысли взрослого доходят до него невидимыми путями. Хорошо воспитать сво­его ребенка легко может каждый человек, если только он этого действительно захочет. Не нуж­но надеяться на какие-то воспитательные приемы или уловки. Нужно быть серьезным, доступным, последовательным и искренним. Надо предъяв­лять самые строгие требования прежде всего к себе. Нужно уметь уважать ребенка, а не обере­гать его от жизни.

Какими же воспитательными принципами руководствовался герой новеллы Дж. Олдриджа «Последний дюйм» летчик Бен? Прожив сорок три года, Бен разочаровался в жизни. Он не мог больше зарабатывать на жизнь как профессио­нальный летчик. Не было счастья у Бена и в лич­ной жизни: жена не любила его, а проблемами сына, десятилетнего Дэви, он никогда не интере­совался. «Бену хотелось чем-нибудь порадовать мальчика, но за много лет ему это ни разу не уда­валось, а теперь, видно, было поздно. Когда ребе­нок родился, начал ходить, а потом становился подростком, Бен почти постоянно бывал в поле­тах и подолгу не видел сына». Все бы так и про­должалось до конца дней Бена, если бы не рез­кий поворот судьбы, изменивший его устоявше­еся представление о жизни.

По заданию телевизионной компании, платив­шей по тысяче долларов за каждые пятьсот мет­ров фильма об акулах и тысячу долларов отдель­но за съемку рыбы-молота, Бен вместе с сыном прилетел в бухту Акулью выполнять подводную съемку. Отец и не пытается воспитывать сына, он «совсем забыл о мальчике, и время от времени только давал ему распоряжения». Резким, пове­лительным тоном отвечает на вопросы ребенка, не замечая ни его страха, ни беспокойства.

Беда пришла неожиданно. Во время подвод­ных съемок акула-кошка атаковала Бена. Обли­ваясь кровью, мужчина с трудом выбрался на поверхность. Понимая, что произошло, он попы­тался оценить ситуацию, «поглядел на руки и увидел, что правая почти оторвана совсем; он уви­дел мускулы, сухожилия, крови почти не было. Левая была похожа на кусок жеваного мяса и сильно кровоточила». В этот момент Бен начина­ет понимать, что переживает он уже не за свою жизнь: «если он умрет, мальчик останется один, а об этом страшно даже подумать… Мальчика не найдут вовремя в этом выжженном начисто краю, если его вообще найдут».

Бен постоянно теряет сознание, но, не теряя присутствия духа, ищет выход из создавшегося положения. Он понимает, что единственная на­дежда спастись и мальчику и ему — это заставить Дэви самостоятельно думать, уверенно делать то, что он должен сделать: «Надо было ощупью най­ти дорогу к объятому страхом незрелому созна­нию ребенка».

Необходимо было добраться до самолета и за­ставить Дэви самого управлять машиной. Изме­няется тон обращения отца к сыну. Бену нельзя совершать ошибку, нужно говорить с мальчиком, обдумывая каждое слово. Но главное условие — искренность и откровенность. Нет необходимос­ти вникать «в психологию этого бледного, мол­чаливого, настороженного и слишком послушно­го мальчика», так как изначально самой приро­дой заложено, что отец и сын должны понимать друг друга, и они должны преодолеть «последний дюйм», то есть то расстояние, что разделяет их.

Дэви достойно справился со своей задачей, ибо он был воспитан достойным отцом. Дэви сам под­нял самолет в воздух, в нужный момент смог вы­ровнять, держать нужные обороты мотора и ско­рость. Мальчик разбирался в картах, поэтому мог рассчитать курс. Но главная задача — посадить самолет.

Наступала решающая минута. Земля прибли­жалась, а навстречу стартовал большой самолет. На последнем дюйме, отделявшем их от земли, страшно было и отцу и сыну.

Бен потерял самообладание, силился что-то крикнуть, но страх был слишком велик. Удар самолета о землю, рев еще не заглохшего мотора и… томительное ожидание. Ветер кружил само­лет, он описал на земле круг, а потом замер — и наступила тишина. Дэви удалось посадить само­лет на землю. Мальчик добился успеха не только благодаря своей смелости и сообразительности; перед ним был достойный пример для подража­ния — его смелый, мужественный, отважный, искренний отец.

В жизни каждого человека бывают решающие минуты и остаются последние дюймы. Не оши­биться, сделать правильный выбор — одна из главнейших задач, разрешить которую помогает багаж знаний и опыт, подаренный нам родителя­ми. Родительская требовательность к себе, ува­жение к своей семье, личный пример — вот глав­ные составные воспитания.

На этой странице искали :

  • сочинение на тему последний дюйм
  • сочинение на тему пример для подражания
  • сочинение по литературе на тему в жизни не раз наступают решающие минуты олдридж