В.А. Жуковский — поэт, основоположник русского романтизма, утвердивший в отечественной литературе жанры элегии и баллады, переводчик, заслуживший славу «литературного Коломба Руси» (В.Г. Белинский). Своим учителем в русской поэзии он считал Карамзина и в начале своего творческого пути находился под сильным влияни­ем сентиментализма, участвуя в литературной полемике, развер­нувшейся в начале XIX века, на стороне «карамзинистов». Именно Жуковский был бессменным секретарем «Арзамаса» — литературно­го общества, образовавшегося в 1815 году, членами которого были также Вяземский, Батюшков, юный Пушкин. «Арзамас» выступал в защиту сентиментализма и нового литературного направления, поя­вившегося в России в начале XIX века, — романтизма.

Романтизм — литературное направление, в основное которого ле­жит стремление личности к абсолютной свободе. Попытка обрести не­кий недостижимый идеал сочетается у романтика с протестом против несовершенства окружающего мира. Это приводит его к трагическому ощущению двоемирия. Он стремится вырваться из земного мира в мир мечты, идеала, возвышенный и прекрасный, а сделать это воз­можно, созерцая природу, занимаясь творчеством, уносясь мечтами в «очарованное Там». На этом основана эстетика романтизма, в частно­сти, того его течения, которое связано с поэзией Жуковского — созер­цательного, психологического или элегического романтизма.

Обращение к жанру элегии ознаменовало переход Жуковского к романтизму.

Элегия — жанр лирической поэзии, передающий настроения гру­сти, скорби, разочарования и печали. Это излюбленный жанр роман­тической поэзии, поскольку он дает возможность выразить глубоко личные, интимные переживания человека, его философские раздумья о жизни, любви, чувства, связанные с созерцанием природы.

Первая элегия Жуковского «Сельское кладбище» (1802), пред­ставляющая собой вольный перевод стихотворения английского по­эта Т. Грея, определила дальнейшее направление развития не только творчества Жуковского, но и всей русской литературы. Ее тема — смысл жизни человека, его взаимоотношения с окружаю­щим миром, размышления о суетности скоротечной жизни. Впер­вые в русской литературе здесь возникает мир внутренних, субъек­тивных переживаний человека — лирического героя. Как писал Белинский, «до Жуковского на Руси никто не подозревал, чтоб жизнь человека могла быть в тесной связи с его поэзией и чтоб произведения могли быть вместе и лучшею его биографией».

Особенно ярко это видно в любовной лирике Жуковского — так называемом «протасовском цикле» («Минувших дней очарованье…», «О милый друг…», «Мой друг, хранитель-ангел мой…», «Весеннее чувство», «Воспоминание»). В нем отражена история его возвышен­ной, романтической, но безнадежной любви к Маше Протасовой, выданной замуж за другого и рано умершей. В этих стихах переда­ется трагедия утраты любимого человека, тоска воспоминаний и надежда на встречу в мире ином.

С особой силой новаторство Жуковского проявилось в пейзажной лирике («Вечер», «Море», «Эолова арфа», «Славянка»). Он открыл для русской поэзии лирический пейзаж — изображение природы, которое не столько рисует реальную картину, сколько отражает душевное состояние, настроение лирического героя, его пережива­ния, мысли и чувства. Именно такой пейзаж рисуется в первой оригинальной элегии Жуковского «Вечер» (1806). Покой природы, замирающей в вечерней тишине, отраден для поэта, он растворен в природе и не противостоит миру. Как лучи солнца тают в вечернем сумраке, сливаясь с меркнущей природой, так человек угасает и все же остается жить в воспоминаниях. Поэт запечатлел краткий миг согласия в природе, когда «все тихо» и «слит с прохладой растений фимиам». Но эта гармония возможна лишь в умирании, когда «по­следняя в реке блестящая струя с потухшим небом угасает».

Такова позиция элегического, созерцательного романтизма, кото­рую отражает поэзия Жуковского. Одним из наиболее ярких художе­ственных выражений его романтической философии является стихо­творение «Море» (1822). Рисуя морской пейзаж, поэт постоянно проводит сопоставление мира природного и человеческого. Особен­ность этого стихотворения в том, что одушевляются не отдельные части пейзажа, а море само становится живым существом. Компози­ция стихотворения позволяет автору создать особый сюжет — дви­жение, развитие состояния души моря. Оказывается, она подобна человеческой душе, где соединяются мрак и свет, добро и зло, ра­дость и горе. Человек, как море, тянется к свету, к небу, но, подобно морю, остается в земной неволе («Обманчив твоей неподвижности вид»). Так раскрывается для лирического героя стихотворения тайна моря — смятенье, спрятанное в «бездне покойной».

Но остается смятенье самого поэта, стоящего перед неразрешимой загадкой бытия, тайной мироздания. Зная о противоречиях и несо­вершенстве окружающего мира, он не ропщет, поскольку душа поэта стремится видеть не столько мир реальный, в котором «бездна слез и страданий», сколько идеал, но он находится за пределами земного бытия. Обрести возвышенный идеал, «предел очарованья», можно лишь в мечтах, в воспоминаниях, в поэтическом вдохновении и в со­зерцании природы как земного воплощения божественного идеала («присутствие Создателя в созданье»). Отсюда и возникает столь ха­рактерное для романтизма ощущение противоречия между идеалом и действительностью, того, что «Там не будет вечно здесь».

Ах! Не с нами обитает Гений чистой красоты;

Лишь порой он навещает Нас с небесной высоты.

(«Лалла Рук»)

Отзвуки мира иного, небесного («Того») лишь на мгновение попада­ют сюда — в мир земной — и «здесь» их может уловить и запечатлеть в своих произведениях поэт. Прежде всего, это попытка открыть тайну мира — в жизни природы и в жизни людей. Она скрыта за «таинст­венным покрывалом» от простого, невнимательного взгляда, но может приоткрыться для человека, наделенного особыми способностями. Этот человек и есть романтик — художник, поэт, музыкант, с помощью сво­его творчества перекидывающий мост из жизни обычной, земной к той, что скрыта, находится в мире ином — возвышенном и прекрасном, где- то на небе, где обитает божество и осуществляются мечты. Звуки того мира так прекрасны, что в земном языке трудно подобрать слова, что­бы их выразить. А потому Жуковский ищет новый язык, способный выразить «невыразимое». Это язык символов, то есть слов-знаков, за которыми скрывается тайна мира иного. Недаром поэтический язык Жуковского оказывается очень музыкален — ведь романтики считали, что именно через музыку ближе всего можно подойти к тайне мира, буквально услышать ее и почувствовать. Такого мелодизма стиха до Жуковского русская поэзия еще не знала. И все же «очарованное Там» остается недостижимым на земле, «невыразимым» для земной поэзии. Отсюда чувства тоски, утраты, разочарования, столь характерные для элегического героя поэзии Жуковского. Такова философия романтиз­ма, которую впервые в русской литературе воплотил Жуковский («Не­выразимое», «Мотылек и цветы», «Лалла Рук»),

Для выражения этой романтической философии используются особые художественные средства. Романтическая поэтика Жуков­ского основана на создании романтических символов (образы «Ге­ния чистой красоты», «таинственного посетителя», «мотылька»), разработке мотивов «тайны», «вечности», «полета», использовании эмоциональных эпитетов («животворящий луч», «безмолвное море»), особой музыкальной интонации. Слово в его поэзии, не теряя своего предметного значения, обретает многозначность, разнообразные ассоциативные связи. Логике и рационализму классицизма проти­вопоставлялась свобода поэтического выражения чувств, иногда даже пугавшая современников. Им казалось невозможным, напри­мер, такое словосочетание: «душа полна прохладной тишиной». Но по пути, проложенному Жуковским, стала развиваться затем одна из важнейших ветвей русской поэзии, связанная с творчеством Лермонтова, Тютчева, Фета, Блока.

Велико значение и Жуковского-переводчика. Он открыл для русского читателя произведения Гете и Шиллера, Байрона и В. Скотта, ему принадлежат переводы «Одиссеи» Гомера и индий­ского эпоса «Рустем и Забар», первый стихотворный перевод «Слова о полку Игореве».

На этой странице искали :

  • романтизм жуковского
  • жуковский один из ярких представителей русского романтизма
  • жуковский романтизм
  • жуковский основоположник русского романтизма
  • в а жуковский один из ярких представителей русского романтизма